Куличкин Блог

А это http://petya.blogik.org мой другой блог


25.01.2010 12:05
Читать только Образование, характер и ретроспектива судьбы


Образование, характер и ретроспектива судьбы

куличкин

Вчера мы вшестером собрались в одном и том же месте в одно и то же время. По формальным признаком это вполне подходило под встречу одноклассников или однокурсников. Обычно в таких случаях всех оповещают всех, и кто-то приходит, а кто-то не приходит. В итоге образуется малопредсказуемое по составу собрание, и нередко людям оказывается просто не о чем друг с другом поговорить. 

Необычным в нашей встрече было то, что «организационный КПД» оказался стопроцентным: пришли все. Думаю, что такой факт является гораздо большим комплиментом пермскому Лицею №1 и кафедре Математического моделирования ПГТУ, чем словесный пафосный официоз или статистика защиты кандидатских диссертаций. Да! Не следует думать, что мы, дескать, так легко собрались, потому что у нас других дел нет. Скорее наоборот. Но обо всем по порядку.

Сначала небольшое отступление. 

Сегодня 25 января, известный всем студентам «Татьянин день». Поэтому появление моего отчета именно сегодня совсем не удивительно. Конечно, его заглавие написано довольно-таки «высоким штилем», но это тоже особенность... сегодняшнего дня! «Татьянин день» стал днем студента потому, что в корпусе МГУ на Моховой располагается домовой храм мученицы Татианы. В этом же здании работал Алексей Федорович Лосев — известный философ и тайный монах. Он писал книги о том, что такое «миф» (впрочем, также он писал о музыке и древнегреческой философии). Один раз в его каморку пришли сотрудники КГБ, которые потребовали, чтобы он написал о том, что религия — это миф. Что он им ответил, достоверно неизвестно, но подобные «люди в штатском» больше его не беспокоили. Впрочем, в подвале того же здания сейчас находится изобретение другого сотрудника КГБ — синтезатор АНС (сокращенно «Александр Николаевич Скрябин», штука не менее знаменитая, чем телевизор этого композитора). Синтезатор АНС позволяет осуществлять аддитивный синтез. Если вы закончили среднюю школу не с двойкой по математике и вам кажется, что в аддитивном синтезе нет ничего особенного, попробуйте найти sin[(a+b)x] при условии, что вам известны лишь sin(ax) и sin(bx). 

Теперь перейдем непосредственно к теме. Мы — это... Так я вам сразу и сказал!  Так неинтересно. Попробуйте угадать. Тем более, если вы педагог. Вы никогда не задавали себе вопросы типа: «Вот я учу такого-то, учу сякого-то... а что из них выйдет???». Сейчас для вас настал удобный случай потренироваться. Попробуйте вычислить упомянутых шестерых по фотографиям.

Отмотаем назад годков эдак... семнадцать. С половиной. Перенесемся в октябрь 1993 года.

 Это я в Ульяновске

Это я в Ульяновске 

Что я там делал, в Ульяновске? Трудно сказать. Ходил по городу, как впрочем, и все остальные. Приехали мы туда на пароходе. Внутри пароход выглядел примерно так:

 Володя Кочуров (слева) и я

Володя Кочуров (слева) и я 

 

Пиджак и общее выражение моего лица на обеих фотографиях похожи. Поэтому, скорее всего, они относятся к одному и тому же историческому периоду. Несмотря на то, что вывеска указывает на некоторую географическую неопределенность.

 Я и Сережа Селезнев (справа)

Я и Сережа Селезнев (справа) 

 

Тоже Ульяновск. На заднем фоне — случайный прохожий. Фотографии эти, к слову сказать, сделаны были на мой фотоаппарат Смена. Проявлял и печатал я их самостоятельно. Оказывается, это неверно. Фотки делал Володя Кочуров на Зените. И печатал тоже он. Поэтому они иногда выглядят даже более древними, чем дореволюционные.

 Коля Чепурных, Костя Кудымов, Паша Шевченко, Миша Курапов, я, Инга Авдеева, Наташа Шабрыкина, Миша Басин, Костя Ляхов

Коля Чепурных, Костя Кудымов, Паша Шевченко, Миша Курапов, я, Инга Авдеева, Наташа Шабрыкина, Миша Басин, Костя Ляхов 

 

Паша Шевченко, будучи старше нас всех на пять-шесть лет, конечно, не являлся нашим одноклассником и однокурсником. Его роль, тем не менее, является совершенно особенной. Об этом позже. На этой фотографии можно разглядеть, как она неровно проявилась (ручная работа, сейчас ни одна фотолаборатория не сделает вам столь изысканный брак). 

Те же лица, в ином порядке

Те же лица, в ином порядке 

Это был 11-й класс Лицея №1. Если вы педагог — попробуйте также отгадать, какие у кого оказались впоследствии оценки в аттестате.

Я, И.А. Гончаров (памятник), Костя Ляхов (справа)

Я, И.А. Гончаров (памятник), Костя Ляхов (справа) 

 

Вот, собственно, пока что и все. Угадать шесть человек из десяти — совсем просто, не правда ли? Или трудно?

Ну ладно, сообщаю правильный ответ. Володя Кочуров, Инга Кудымова (в 1993-м Авдеева), Сережа Селезнев, Наташа Шабрыкина и Костя Ляхов. Собрались мы в пермском кафе под названием «Sochi», что в переводе на русский звучит как «Сочи». Полагаю, кафе названо в честь разновидности преферанса, в который нас научил играть в том же 1993-м Паша Шевченко. Но не в октябре, а в ноябре. И не в Ульяновске, а в Горловке. Или в поезде по пути в Горловку. Строго говоря, учить он нас должен был совсем не преферансу. А интеллектуальным играм типа «Что? Где? Когда?», брейн-ринг, даугавпилс и т.д. и т.п. С другой стороны, кто сказал, что преферанс — не интеллектуальная игра? Такое впечатление, что Паша Шевченко до сих пор учит детей интеллектуальным играм (не будем уточнять, каким) и, по слухам, весьма в этом преуспел, поскольку, очевидно, его не выбило из колеи наше довольно скромное выступление в Горловке в ноябре 1993-го.  

Что же касается меня — я предпочитаю «ленинградку». Потому что там всегда джентельменский вист и дорогой распас, вследствие чего создаются максимальные трудности для тех, кто играет на взятки. Но Наташа, насколько я помню, всегда предпочитала «сочинку», в которой очень дорого тарифицируется закрытие чужой пули. Естественно, идея пойти в Sochi принадлежала ей. Кого они с Пашей Шевченко туда водили, чем и как угощали, я рассказывать не буду (захотят — расскажут сами). Но, чтобы не делать заведению незаслуженную рекламу, отмечу, что вместо пол-литра тёмного Крушёвице мне предложили за ту же цену пол-литра тёмного Козела. А за те деньги, которые посетители им платят за тёмного Козла (в сравнении с тем же «Бобиком»), можно было бы и указать в меню, что Крушёвице сейчас в продаже отсутствует (если его действительно нет в наличии). Других претензий к кафе Sochi у меня нет.

Если вам не удалось никого угадать — не беда. Сейчас предоставлю возможность потренироваться еще. Я расскажу о своих первых впечатлениях об упомянутых людях, а вы попробуйте угадать их нынешние профессии. Уверяю вас, задачка может оказаться весьма нетривиальной! Если сомневаетесь, советую предварительно прочитать про Союз политики, бизнеса и искусства.

Итак, в 1991-м году я попал на подготовительные курсы для желающих поступить в Лицей №1 при ПГТУ. В то время Лицей был местом практически легендарным, а в 112-й школе учиться становилось совершенно невозможно. На подготовительном курсе я достаточно быстро обнаружил, что решать математические уравнения дается мне достаточно легко. Даже появлялась немного унылая мысль «Неужели и здесь я, как в школе, буду умнее всех???». От уныния и гордыни меня спас Сережа Селезнев. Оказалось, что те же самые уравнения он решает значительно быстрее. И вскоре я понял, что многочисленные типажи отличников из кинофильмов отнюдь не выдуманы, а опираются на вполне реальные факты. Потому что именно таким отличником был Сережа Селезнев. Его интеллект, казалось, был идеально оптимизирован под решение любых учебных задач. И работал этот интеллект весьма быстро. Трудности у Сережи возникали разве что с решением откровенно не стандартных ситуаций (причем к таким ситуациям не относилось решение олимпиадных задач). В реально незнакомой и совсем нестандартной ситуации Сережа мог получить даже двойку на экзамене. Но нестандартные ситуации постепенно записывались в его «базу данных» и «компьютер» совершенствовался и совершенствовался. Были люди, которые утверждали, что у Сережи, дескать, мыслей-то уже, наверное, человеческих не осталось, а лишь интегралы, радикалы, да научная работа. Впрочем, причиной таких заявлений была обычная зависть и не более того. Пожалуй, никто из нашего класса не концентрировался на учебе столь мощно, как Сережа Селезнев. Ничего удивительного в том, что Лицей он окончил с серебряной медалью (золотую из нашего выпуска не получил никто). Столь же блестяще он окончил и магистратуру Политеха.

На нашем подготовительном курсе среди пацанов была одна девочка с длинной косичкой. Она скромно сидела на последней парте и особого внимания обычно не привлекала. Но у нее была очень высокая работоспособность в сочетании с аккуратностью. Такое сочетание давало очень большую эффективность. Лучше всего Наташа Шабрыкина (а речь идет именно о ней) справлялась с трудоемкими задачами «на технику», где надо было не думать, а делать. Она могла написать выкладку на две-три страницы без опечаток. Или детально расписать длинное доказательство, которое кому-нибудь другому расписывать было бы скучно. При этом она еще и отличалась в лучшую сторону от «Маши ладно-ладно» из «Петрова и Васечкина». Наташе всегда был чужд выпендреж всезнающей отличницы. Это, безусловно, располагало. А еще я никогда не замечал у нее «легкого ветра в голове», который является практически неотъемлемым приложением даже очень «математических» девочек. Вполне логично, что Наташа закончила Лицей с серебряной медалью, а затем магистратуру по математическому моделированию (так же, как и Сережа). 

Инга Кудымова-Авдеева — полная противоположность Наташи. Есть предание, что, попав в компьютерный класс, Инга первым делом спросила, где у компьютера маслопровод. Первый раз я ее заметил в 10-м классе, на факультативе «Школа менеджмента». Там мы как-то хаотически распределились по группам и начали что-то обсуждать, что — не помню. Но помню, что особенно активно предлагала какие-то варианты некая девочка в очках, в чем-то модном и вязаном и при этом обаятельно улыбалась. В то время меня больше всего раздражало, когда девчонки обаятельно улыбаются и говорят всякие глупости. Мне почему-то показалось, что Инга учится в одиннадцатом классе. Я даже с некоторым возмущением подумал: «Как так можно, проучившись целый год в Лицее, столько говорить не по делу, да еще улыбаться с такой уверенностью?!» Позднее выяснилось, что под красивой прической и обаятельной улыбкой мозги все-таки есть. Причем довольно подвижные. Надо заметить, что Инга никогда не ставила перед собой задач решения глобальных мировых проблем. Но закончить Лицей с серебряной медалью у нее получилось очень легко. Столь же легко и непринужденно она закончила Политех по той же самой специальности «Математическое моделирование», и, не заморачиваясь на магистратуру, стала инженером-математиком.

Когда я начал учиться в 10-м классе Лицея, оказалось, что, кроме Сережи Селезнева, есть еще один человек с аналогичным по скорости интеллектом. Володя Кочуров соображал столь же быстро. Но его мышление было более универсальным, в то время как у Сережи — более инструментальным. Если Сережа концентрировался на решении учебных задач, Володя как бы измерял теми же самыми законами картину мира. Виктор Раульевич Имакаев для десятиклассников прочитал факультатив «Понимание квантовой механики» и попросил слушателей изложить понимание в письменной форме. «Мифологическое у Вас сознание, Володя,» — произнес преподаватель физики, прочитав изложенную в письменной форме «Теорию сверхтонкого вещества». Володя, вероятно, ничего не ответил. Возможно потому, что он еще не читал работы Лосева. А может быть потому, что в отношении возраста математические законы не работают. Так, например, общеизвестно, что 30 - 16 гораздо больше, чем 46 - 32. Что же касается эрудиции, то у Володи она была на порядок больше, чем у всех остальных в классе (возможно, даже вместе взятых). Пока его интересовали брейн-ринг и «Что? Где? Когда?», он был почти незаменимым игроком. В мае 1993-го в Березниках мы заняли в брейн-ринге второе место. 80% вопросов отгадал Володя, 20% — все остальные (Инга, Наташа, Миша Басин, Коля Чепурных и я). То, что Володя закончил Лицей с серебряной, а не золотой медалью объясняется исключительно его плохими отношениями с предметом «английский язык». А когда на матмоделировании дело дошло до магистратуры, без него этой магистратуры, вероятно, не мог представить сам заведующий кафедрой Петр Валентинович Трусов. Еще один факт, который я не запомнил: средний балл 5.0 за все шесть лет Математического моделирования был только у Володи и Наташи. Из всего нашего курса.

Костя Ляхов уже в Лицее был идейным сторонником Декарта. Хотя об этом не знал ни он, ни мы. Его любимым словом в отношении той или иной проблемы было «разобраться». Проблемы могли быть любого характера и любой сложности. Он мог «разобраться» с объектным программированием, с Паскалем, с Бейсиком, с устройством компьютера, с производными, интегралами, квантовой механикой, органической химией, историей России... Одну его фразу я запомнил очень хорошо: «Я хочу, чтобы моя жизнь была организована разумно». Эта фраза повергала в шок не меньший, чем «Теория сверхтонкого вещества». Его упорству в достижении разумности, казалось, позавидовал бы сам Рене Декарт или Бенедикт Спиноза. Труднее других предметов, в силу определенной специфики, Косте Ляхову давалась литература. Но в итоге он «разобрался» и с литературой. Когда он преодолел это препятствие, уже ничто не могло помешать ему получить серебряную медаль при окончании Лицея. А магистратура, по всей видимости, не вписалась в его планы по разумной организации жизни.

«И на распасе — скромный автор этих строк,» — поется в песне Юрия Визбора. Но я-то скромным не был. Напротив, попав в Лицей, сразу захотел быть Пушкиным. Заниматься одной лишь учебой мне казалось слишком скучным. Да и зачем заниматься скучными выкладками, когда можно догадаться? К моему счастью, догадываться получалось достаточно часто для того, чтобы все вовремя сдавать. В арьергарде находиться не хотелось, а быть первым во всем было нереально. Но были ситуации, когда я мог позволить себе демонстративно полистать «Горе от ума» или набоковский «Дар» на практических занятиях по математике, а затем за пол-занятия решить все примеры. Хотя иногда, конечно, такие финты не проходили... Но, к счастью, главное я понимал: выпендреж необходимо подкреплять чем-то реальным. Иначе он не произведет впечатления. То есть, так и так необходимо было серьезно заниматься. А специально сидеть дома и заниматься не хотелось. Оставался единственный выход. Решать все задачи мысленно, между делом. То есть, фактически, непрерывно учиться. Думать об одном, а еще одновременно о другом. Это, пожалуй, было моим единственным ноу-хау. Но именно оно в итоге при окончании Лицея обеспечило серебряную медаль и мне, недостойному. Политех по специальности математическое моделирование я все-таки закончил. Как инженер-математик, но одновременно с магистрами. Но это уже совсем другая история.

Ну что, угадали кто сейчас чем занимается? Теперь, внимание: правильный ответ.

 

 Володя Кочуров, 2010-й год

Володя Кочуров, 2010-й год 

 

Володя Кочуров известен читателям Куличкина Блога как noldorsky. Комментарии здесь можно писать не регистрируясь и не вводя пароль. Но подделать стиль  комментатора noldorsky просто невозможно! Таким людям, как правило, совершенно безразличны те или иные социальные, профессиональные и иные иерархии. Ныне Володя Кочуров учит чему-то студентов на кафедре Математического моделирования и чему-то другому — учащихся в неизвестном мне колледже. Имеет для него значение чему, где и зачем он их всех учит, или это все не имеет для него никакого значения — мне неизвестно.

 

 Инга Кудымова, 2010-й год

Инга Кудымова, 2010-й год 

Инга Кудымова работает по специальности, на заводе «Авиадвигатель». Ее должность называется чуть ли не «инженер-математик». Хотя по сути — это работа системного администратора. Обслуживание компьютеров, если быть точным. Инга Кудымова прислала мне свой график памяти. Не все смогли такое осилить. На сегодняшний день. Впрочем, проект с графиками памяти я не свернул. Если кому интересно — пишите, опубликую.

 

 Наташа Шабрыкина, 2010-й год. Фото первое

Наташа Шабрыкина, 2010-й год. Фото первое 

 

Наташа Шабрыкина, 2010-й год. Фото второе 

Наташа Шабрыкина, 2010-й год. Фото второе 

 

Наташа Шабрыкина — «заместитель директора по информационным технологиям» в Лицее №1. Это вполне закономерный результат. Здесь я опять допустил неточность. Потому что должностей несколько: преподаватель (в основном в Лицее и гораздо в меньшей степени в Политехе), зам. декана Факультета прикладной математики и механики, и только потом зам. директора Лицея. Кроме того, указанная выше должность на сегодняшний день формально не существует.  Две фотографии я опубликовал специально. Если оставить одну, образ кажется как-будто неполным. 

 

 Костя Ляхов, 2010-й год

Костя Ляхов, 2010-й год 

Костя Ляхов, вообще-то, большую часть времени живет и работает в Москве. В Пермь приезжает изредка и только на выходные. Его согласие присоединиться к нашему обществу было выражено расплывчато и обтекаемо, но он все-таки пришел, о чем, судя по фотографии, не жалеет. Поскольку он предпочитает оставаться более-менее инкогнито, о его должности и месте работы я умолчу. Или лучше все-таки сказать?.. Нет, все-таки не скажу. Пусть сам в коментах пишет, если сочтет, что отсутствие информации в таком контексте компрометирует больше, чем ее наличие. Впрочем, то, что должность у него руководящая — видно и так, невооруженным глазом. Еще замечу, что наш Костя Ляхов не является концертным директором группы «Сектор Газа». И даже не являлся (вопреки выдаче Яндекса по запросу «имя-фамилия»).

 

 Костя Ляхов и Сережа Селезнев, 2010-й год

Костя Ляхов и Сережа Селезнев, 2010-й год 

Самая удивительная метаморфоза произошла с Сережей Селезневым. Он стал бизнесменом. Причем не просто бизнесменом — сотрудником в той или иной конторе, а самым натуральным частником. Но удивительно это лишь на первый взгляд. Жизнь часто мало чем отличается от школы, а что касается двоек — их надо уметь вовремя исправлять. На пятерки.

Вот, собственно, и все...

Возникает вопрос, кем стал я... Честно говоря, сам не знаю! Моей отдельной фотографии здесь нет. Правда, их и так полно в Куличкин Блоге. Мой дед Петр Федотович, который провел детские годы в Узбекистане, любил повторять восточную пословицу: «Посеешь поступок — пожнешь привычку, посеешь привычку — пожнешь характер, посеешь характер — пожнешь судьбу». Видимо, это как-то отложилось у меня в подсознании. И на моем «огороде» между делом выросло уже, как минимум, 11 профессий: преподаватель закаливания, математик-программист, редактор на музыкальном радио, композитор, теоретик-культуролог, руководитель музыкальных проектов, риэлтор, преподаватель музыкально-теоретических дисциплин, церковный певчий и регент, блоггер, журналист... А на Востоке считается, что в течение жизни мужчина должен освоить 40 профессий. Правда, композиторскую профессию быстро не освоишь, надо учиться годами и даже десятилетиями.

Но не будем переходить к вопросам о смысле жизни! Она и без них достаточно интересна. В заключение публикую фотографию, на которой представлены все действующие лица.

 Костя Ляхов, Сережа Селезнев, я, Инга Кудымова, Володя Кочуров, Наташа Шабрыкина

Костя Ляхов, Сережа Селезнев, я, Инга Кудымова, Володя Кочуров, Наташа Шабрыкина. 2010-й год 

 

 

Добавить комментарий

Комментарии:

Ляхов
28.01.2010 02:11

:) Не часто в последнее время представляется возможность вспомнить те светлые беззаботные времена, когда "...все лучшее, конечно, впереди!" было однозначно и на 200% :)
С тех пор жизнь нас всех немного потрепала и пообламывала, но, что приятно было отметить, все из нас (без ложной скромности!) определенно состоялись, как личности. Каждый так и остался интересен по-своему, в чем-то оригинален и неповторим. Мы до сих пор с неподдельным удовольствием можем провести вместе время, нам не лень собраться и поговорить о прошлом, о настоящем, о будущем. Послушать друг друга, задуматься, услышав какие-то новые для себя идеи, мысли. И это - просто замечательно! Спасибо судьбе и Лицею, за то что мы встретились, за "наше счастливое детство"! :)


Rambler's Top100